Вилково Очаковская протока
Я СНОВА БЫЛ В ВИЛКОВО

В Вилково я был несколько раз, и в каждый приезд этот удивительный город открывался мне по-новому. Природа и люди – это главные достопримечательности Вилкова, ради которых можно проехать сотни километров и без сожаления потратить несколько дней долгожданного отпуска.
В этом году моя поездка в Вилково украсилась двумя сюрпризами, точнее сказать, два в одном, — это общение с природой и с семьей коренных липован.
В Вилково я приехал к другу, который уже три года здесь временно живет. Живет временно, а уехать никак не может. В Вилково так бывает со многими пришлыми. «Пришлыми» вилковчане называют некоренных жителей.
В тот день все шло по классике жанра: сидели, общались, пили вилковское вино «Новак», закусывали дунайской селедкой. Ничто не предвещало сюрпризов.
И вдруг, знакомые моего друга, неожиданно пригласили нас на юшку (уха), которую будут готовить на острове Очаковском. На размышление «едем, не едем» дали одну минуту. Чтобы отказаться от такого отдыха, должна быть очень уважительная причина. Такой причины не было, поэтому через двадцать секунд мы уже дали согласие.
***
Большая липованская лодка с Дуная вошла в Очаковское русло. Водный простор сузился, и мы оказались в природном царстве. Вдоль берегов над водой величественно распустили свои кроны столетние вербы. Они сплошной зеленной стеной обрамляли протоку. Лишь небольшие деревянные причалы между вербами указывали на то, что там, за этой живой изгородью, находятся огороды, хатки, дома. Японский навесной мотор тихо урчал, как будто боялся нарушить тишину. В лодке все молчали. Каждый думал о своем. Природа заколдовала.
Навстречу нам проплывали такие же остроносые деревянные лодки, а вот с причала кто-то помахал рукой. Мы дружно ответили, и стало приятно, как будто бы пообщался с незнакомым человеком.
Приплыли, пришвартовались и все заговорили одновременно.
***
Сказать, что юшка, приготовленная Антониной Семеновной, была вкусной, это означает, ничего не сказать. Долго думал, как можно выразить свое восхищение этим произведением кулинарного искусства. И не придумал. Знаю одно, что эта уха останется в моей памяти на всю жизнь.
***
Мы возвращались домой приятно утомленные сытой ушкой, выпитыми пару-восемь стаканчиков вина, и приятной беседой о житие-бытие. Лодка, преодолевая быстрое течение, медленно плыла по Очаковской протоке в сторону Дуная. Вечерело. Прямо по курсу открывались воды Дуная, большие воды, большой европейской реки.

   О Боже, спасибо тебе за то, что ты сотворил на Земле! Солнце уже село, последние лучи отражались в облаках. Сумерки наступали. Небо на горизонте слилось с водами Дуная. Казалось, что река вытекает с небес. Тишина и водный простор, уходящий в небеса! Ловлю себя на мысли, что хочется вот так, в этой красе, плыть и плыть, вечно, туда, по речке в небеса.
И вдруг:

Ой у вишневому саду
Там соловейко щебетав.

   Это Вита, младшая дочь Антонины Семеновны, запела нежным тихим голосом.
Подхватила Лена, старшая дочь:

Додому я просилася,
А він мене все не пускав.

Вилково кормчие   Сзади меня, на корме, одновременно запели кормчие Саша с Маей, сын и невестка Семеновны:

Милий ти мій, прошу тебе.
Зоря зійшла, пусти мене.
Проснеться матінка моя,
Буде питать, де була я.

Антонина Семеновна, как-то грустно смотря на водный простор, запела сильно, во весь голос.

А ти, мила, скажи в отвіт:
Дивись, яка чудова ніч.
Весна іде, красу несе,
А в тій красі радіє все.

   Имея музыкальное образование, я мог дать оценку этому семейному песнопению. Профессиональные певцы так петь не могут, так поет душа – душа народа. Песня лилась над просторами Дуная, она соединялась, растворялась в божественной красе природы, течение реки уносило ее своим течение вниз, к морю. Мы были едины: люди, река, небо.
Еще доносятся до слуха последние слова песни «Ой у вишневому саду», а новая песня с одного голоса зазвучала многолесьем:

Ой калина, ох малина
В речке тихая вода,
Ты скажи, скажи калин
Как попала ты сюда

Как-то раннею весной
Парень бравый прискакал,
Долго мною любовался,
А потом с собой забрал.

   Саша плавно начал заворачивать лодку в Белгородский канал.
— Мам, а давай «У церкви стояла карета».
— Хватить петь, садитесь за бабайки, швартоваться будем. – Капитанским голосом оборвал идиллию Саша.
Мы покидали дунайские просторы, медленно заплывая в городскую черту, в мирское, в суету сует.

Вадим Фельд

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*Выберите изображение для Вашего комментария (GIF, PNG, JPG, JPEG): Файл не должен превышать 5 мб.

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.